Official site of Christian Van deer Valke the traveller

Возврат

ЛЮБОВЬ И РАССТАВАНИЕ В У-ТАПАО

Не аэропорт, а праздник.

Солнечный день начала декабря, лазурное небо… В Россию улетала моя подруга «Ветер». Несколькими днями ранее, политическая оппозиция Таиланда блокировала все бангкокские аэропорты. Единственный свободный в окрестности — полувоенный аэропорт под названием У-Тапао, близ родного русским города Паттайя. Он — слишком мал, чтобы в раз развезти всех фарангов по их родным странам, как это делал Суваннапум. Пассажиры «Эйр Астана» третий день подряд ждали свой рейс. Аня, любящая называть себя Ветром, не нашла на тайской земле работу туристического гида из-за последствий всемирного кризиса и повсеместных сокращений штата. Она хотела русскую зиму и Новый год… красивая стройная блондинка из Ярославля, очень добрый человек и верный друг в моей жизни. Всегда путешествует налегке. Вот и сейчас, собрала небольшую сумку на плечо. Видимо, в ней купальник, полотенце, еще что-то личное женское и все. Мы было выходили из кондо. Откуда ни возьмись, нашу компанию разбавил Дэн, молодой человек из Казахстана, который все последние дни моего знакомства с Аней вечно увязывался за нами. Кажется, влюбился в девушку. Он хотел ее проводить вместе со мной. Хорошо, я не возражал. «Ветер» была мне лишь другом. Мы вышли на Сукумвит и поймали машину. За Саттахипом явились чудные холмистые пейзажи, было красиво. Я взял себе на заметку: сюда стоит вернуться на прогулку на мотобайке.

Спустя пол-часа, свернули с Сукумвита на спецтрассу, ведущую к взлетному полю. Указатели с точностью, присущей военным, показывали какое расстояние до цели осталось в метрах. А вот и блокпост.

Контролируют двое солдат рядового ранга. Не вооружены ничем серьезнее резиновой дубинки и улыбки. Последнее – страшнейшее тайское орудие, уже сразившее не одну когорту фарангов. Вот и сейчас… в нас стреляют улыбками на поражение все кто не лень. Солдаты, полицейские, торговцы едой. Но что такое? Тайское нападение нисколько нас не ранит. Нет, это – не оружие. Это – вирус! Мы улыбаемся вместе с ними. У входа в здание скачет таец с табличкой «ЭйрАстана». Обещает нам, что Аня через три часа улетит и выдает посадочный талон.

Мы верим ему, идем на улицу. А на улице – праздник! Похоже на Волкин стрит, только при солнечном свете. Здесь тебе массаж бесплатно, по посадочному талону. А здесь, на небольшой сцене, катои1 в традиционных костюмах мифических людей-птиц двигаются в ритме народного танца.

Вот и толстые пожилые немцы хлещут с Тайками пиво. Точки безденежного предоставления Интернет-услуг похожи на веб-конференции: десятки европейцев с важным видом сидят за ноутбуками внутри огромной белой палатки метров на сто в квадрате. А снаружи льется песня через микрофон какого-то тайского артиста. В стороне от сцены, на огромном блюде трое тайцев жарят пад таи2 и раздают всем желающим. Эх, где моя большая ложка?!

Это – настоящий военно-развлекательный аэропорт! — сказала Анюта.

Дэн зашел в машину-передвижной банкомат и немного разбогател. Он пригласил нас в кафе у сцены, мы взяли по большому «Чангу». Народные артисты сменялись рок-певцами, а те в свою очередь –
танцорами-трансвеститами в этнических образах. Мы беседовали, наш казахский друг больше молчал, пил пиво и поедал глазами Аню. Нервничал. Под контрастную смену картинок мы потеряли счет тайскому пиву, и все мигом захмелели, а следом пролетели и три часа…

Хочу лететь.

Клиентов «Эйр Астана» сгоняли в здание аэропорта, где они счастливыми колоннами шагали на пограничный паспортный контроль, последнее препятствие к долгожданному летучему кораблю, нацеленному на родные берега.

— Еще есть минут десять, пойдем покурим, — предложил Дэн. «Ветер» засомневалась. Ей было приятно его внимание, но вот он – долгожданный рейс!

— Тебе лучше не рисковать, в У-тапао полный бардак, ждать не будут… — подумал вслух я.

— Он прав, мне пора, — решила Анечка, теребя в руках посадочный талон. И тут Дэн решился на отчаянный поступок. Он выхватил талон, и разорвал, — пошли со мной, а полетишь потом!

Девушка в ужасе. Подобрала обрывки талона, и подбежала с ним и с документами к работнику авиакомпании.

— Ок, ок! Пай лёй по паспорту! 3 – кричал таец, жестикулируя, что надо спешить к пограничным офицерам.

Не тут-то было! Дэн подскачил, и вырвал из рук паспорт:

— Я рву его, и ты остаешься здесь!

— Отдавай паспорт, нехороший человек, или я больше тебя не знаю! – потребовал я. Казах будто бы не услышал меня, его взгляд, как магнит, мертво зафиксировался на объекте «Аня». Она выглядела очень растерянной и неуверенной. «А может, я зря так с ним? Может, он – ее судьба, и она больше не хочет уезжать?» — проносились мысли в моей голове.

— Ты хочешь лететь в Россию? – я задал ей свой вопрос.

— Да, я хочу в Россию, — рассеяла сомнения Анна.

— Паспорт, Дэн! – я схватил его за руку, но рука со всей казахской силой вырвалась из моей и перекинула паспорт в другую. Ловить руки своего более высокого товарища в мои планы не входило, и я захватил его шею в «стальной» захват. Народ рассеялся из зоны нашего конфликта от греха подальше. Заметил, что вокруг собралось человек пять солдат. Зная, какие суровые законы в Таиланде, понял, что ничем хорошим это все не кончится. Что ж, честь женщины дороже. Стал клонить противника к полу, и
почувствовал, как тот слабеет:

— Хватит! Отдаю… — прохрипел мой придушенный приятель, и рука разжалась, документ в красной корочке выпал на грязный пол У-Тапао. Аня схватила свой паспорт и побежала к стойке таможни.
А я за ней. Дэн исчез с глаз. Вот, мы перед белой линией, пограничник показывает рукой «подходите»… Она крепко обняла меня на прощание:

— Спасибо тебе, Крис…

— Не бери в голову! Мягкой тебе посадки, Анюта! – обнял ее еще крепче, и отпустил на свидание с тайскими госслужащими. День спустя, по электронной почте Аня написала мне, что взошла на борт самолета за две минуты до взлета.

Я вышел из здания аэропорта, и сел на бордюр. В небе пролетел большой белоснежный самолет. Возможно, именно он уносит мою подругу на снежную Родину. А в туче мигрирующих из стороны в сторону иностранцев и их багажей, прорисовался Дэн с фляжкой «Меконга4» в руке:

— Это тебе. Прости, друг, что так вышло.

— Ничего, бывает — сделал я пару глотков, и отдал ему.

А вот и военные на подходе. Те самые пятеро. А как же? Драка в единственном аэропорту прибангкокской области? Вот вам и расплата. Рисуя свое возможное ближайшее будущее, я начинаю
вспоминать кинофильм «Бангкок Хилтон».  Но, как обычно в Таиланде, недоброе минует тебя стороной. Военные расстреливают меня на месте своими широкими и искренними улыбками. Один оттопыривает большой палец кулака вверх, мысленно передавая: «это было крутое фаранг-шоу во тьме уныния и отупения на военной службе!»

Мне становится радостно, что даже в мелком хулиганстве тайцы находят праздник и позитив. Подозреваю, что будь такая ситуация в «Домодедово», нас с Дэном мигом оприходовали бы кирзовыми
сапогами без суда и следствия.

Крис Ван дер Вальке, Таиланд, аэропорт У-Тапао декабрь 2008 года. Опубликовано в журнале «Фаранг.RU» №1 2009.

Примечания:

1 Катой — средний род, оно,
тай. яз; так тайцы зовут транссексуалов и трансвеститов.

2 «Пад таи» — тайское
блюдо, жареная лапша со стручками сои и креветками.

3 Пай лёй – вперед, пошел,
тайский яз.

4 «Меконг» — дешевый
тайский ром.

Оставьте ответ