Official site of Christian Van deer Valke the traveller

Возврат

НОЧЬ И ДЕНЬ. МУСУЛЬМАНСКОЕ ГОСТЕПРИИМСТВО МАЛАЙЗИИ.

Только ты и я, и между нами Иисус Христос.

Малайзия. Страна белых цветочков плюмерия 1 и ванильной кока-колы. В поисках профессионального фотоаппарата, я «пролетел» все плазы Кей Эль 2, и развеял миф об электронном «эльдорадо» этой азиатской страны. Предложения бангкокской «Пантип плазы» 3 выглядели куда заманчивее, я возвращался в Таиланд.

Ночь покрыла своим темно-синим плащом мой путь близ острова Пенанг. Принял решение заночевать в Джорджтауне. Град имени короля Георга Третьего у меня всегда ассоциировался со словом «разруха». Должно быть, именно так выглядела советская Одесса начала двадацатых годов прошлого века. Порт, пальмы, обшарпанные дома с грязными пыльными бетонными стенами, деревянными оконными рамами и дверьми, облезшими местами краской.

Захожу в гостевой дом «Голубой бриллиант». Широкие каменные ступени  лестницы ведут меня на второй этаж. Заглядываю в комнату. Огромная! Потолок под пять метров высоты. Три двухэтажные железные ржавые кровати со старыми матрасами и без белья. Кажется, все занято. Спускаюсь вниз. Да, портье-индус сказал: «извини, мест нет.» Что ж, заглянем в другие гостиницы. Спустя пол-часа, констатирую сверх-популярность города у бэкпекеров. Все недорогие номера сданы, а дорогие способны
навсегда разрушить мою мечту о хорошем «Никоне».

Не беда. Памятуя о своей привычке жить в храмах Камбоджи и Таиланда, я отправляюсь на поиски ночлега под священной крышей. А вот и христианская улица Мак Элистер роад. Церкви католиков, протестантов, методистов и прочих самых всевозможных христианских сект раскинулись в ряд километра на три. Из окон-витражей одного костела льются ручьи из цветного света и песнопений прихожан.

Располагаюсь на каменной лавке и жду, когда люди закончат молиться. Становится тише, католики с лицами исполненными священной благодати выходят на улицу и расходятся. Женщина на ходу беседует с мужчиной в черной рясе и белом накрахмаленном воротничке. Священник. Он то мне и нужен!

- Здравствуйте! Я – русский путешественник. Путешествую уже пол-года в Юго-Восточной Азии, и у меня очень невысокий бюджет. Можно ли я здесь переночую?

- Здравствуйте! Вам лучше пойти в гостиницу…

- Да, я знаю. Но в дешевых отелях нет мест, а дорогие сегодня мне не по карману.

- Извините, в любом случае, у нас нет специальных комнат, где мы могли бы Вас разместить.

- Да, но мне не нужна специальная комната. Можно на полу в церкви, или в этом подсобном здании, – показываю я на будку охраны, – у меня есть туристический коврик.

- Извините, но на полу тоже нельзя, это нужно согласовывать с головным офисом.

- Как же нельзя? Вы – христианин?

- Да, но…

- Иисус Христос просил своих последователей давать ночлег странникам?

- Да, но уже поздно, вечер… Я могу позвонить в центральный офис, но там никого уже нет.

- При чем же офис? Давайте решим здесь и сейчас без офиса. Только Вы, я и Иисус Христос между нами!

- Но если я Вас здесь оставлю, а потом вдруг что-то случится… эх, нет. Давайте вы лучше поищите другой вариант, – доброжелательно улыбнулся пастор.

Я понял, что беседа бесперспективна и грустно улыбнулся ему на прощание. Мне было грустно не от того, что я не достиг цели.  Грустно от того, что я увидел священника живущего вопреки принятому им учению. Выходит, его религия – слова? А в храме не люди идеи, а лишь какой-то клуб по интересам?

Затем прошел еще три-четыре церкви, и ни в одной не смог достучаться до душ служителей храма. На том и поставил точку: «буду гулять по ночному городу до утра». Через десять минут я услышал, раздавалось мусульманское песнопение. Во дворе стоял увенчанный полумесяцем храм. Лишь из любопытства, не ожидая ничего, я подошел к мулле со своей просьбой… Мулла приобрел задумчивый вид и почесал короткую бородку:

- А ты – мусульманин?

- Нет, я – христианин, – и показал ему свой крестик на шее, – это проблема?

- Да нет… не проблема. Только в этой мечети нельзя спать, сейчас люди договорят с Богом, выйдут и мы закроем ворота… – я про себя начал было думать: «и у них та же песня», как мусульманин быстро добавил, – зато в городе есть большая мечеть, мы ее никогда не закрываем, там ты и сможешь переночевать. Прыгай ко мне на мотобайк, брат! Поехали!

Мулла завел старенькую «Хонду», и мы понеслись по ночным улицам Джорджтауна. Мечеть и правда была большой, в ней был специальный зал, где могли отдыхать прихожане и путешественники. Поблагодарив отзывчивого служителя Ислама, я расстелил коврик в углу зала, и сон похитил мое сознание до утра.

Быстрая свадьба.

Глас священнослужителя, возвестивший о начале утреннего намаза, вернул меня в режим бодрствования, прежде чем это планировал сделать рассвет. Я свернул подстилку, улыбнулся и помахал рукой добрым мусульманам. А солнце встретило меня перед самым длинным в мире мостом, соединяющим остров Пенанг с материком. Бурные волны Южно-Китайского моря бились о два километра свай, несущих
это чудо современной архитектуры. Передо мной остановилась маленькая машина «Протон» 4:

- Привет! Тебе куда? – поинтересовался молодой малаец.

- Я еду к границе с Таиландом. Нам по пути?

- А я в том же направлении, но не далеко, километров тридцать. Еду в деревню к другу. Подбросить?

- Конечно! Мне везет. Говорят, что путь длиною в тысячу миль начинается с одного шага,  а у меня с тридцатикилометрового путешествия на твоей машине начинается!

Мы преодолеваем мост. Знакомлюсь с водителем машины. Зовут Мухаммедом, 25 лет; у него молодая жена, и три месяца назад родился сын.

- Слушай, а я ведь на свадьбу друга еду. Хочешь со мной?

- Почему бы и нет!

Двадцать минут, и съезжаем с национального малайского хайвэя. Деревня как деревня. Куры ходят по грунтовой дороге. Аккуратно, разве что. Следую за своим новым знакомым во двор одного из домов. Во дворе стоят большие шатры. Под большими шатрами – большие столы. Много людей за ними. Едят, мало разговаривают.
Мухаммед знакомит меня с родственниками жениха и с самими виновниками торжества. Жених и невеста одеты в царские наряды, именно такие одежды я видел во дворце малайского султана в Мелакке.

- У нас принято, чтобы в день свадьбы молодожены были, как царь и царица, – объяснил мне мой друг.

Комната, где молодые встречают гостей, также напоминает приемную султана.  На белом подиуме роскошное кресло для «султана», возле которого должна стоять его будущая жена (в семьях мусульман
строго мужчина – глава.) Вокруг стены увешаны белым шелком, их красят ароматные цветы и светящиеся гирлянды.

Невеста улыбается, и дарит мне подарок. Маленькая корзинка, украшенная серебристой тюлью, искусственными цветочками. Внутри разноцветные конфетки, вареное яйцо, расписанное растительным
орнаментом, и открытка с пожеланием счастливой жизни.

- Такой подарок дают не всем гостям, но только тем, кто больше всего понравился молодоженам – порадовался за меня Мухаммед.

Мы вышли из дома, родственники жениха попросили отобедать. Как на типичной азиатской уличной кухне, на столах стояли большие аллюминиевые лотки с блюдами малайской кухни, а также двадцатилитровые контейнеры с соком и водой. Среди гостей царило самообслуживание, и со стороны было похоже на шведский стол в отеле: каждый угощал себя чем хотел сам. Пока мы ели, я наблюдал за циркуляцией гостей во дворе. Люди приходили, поздравляли молодых, садились есть и уходили. В среднем, присутствие человека на свадьбе – лишь один час. Видимо, так за один день жениха и невесту в спокойной легкой обстановке поздравляет не меньше тысячи человек: многочисленные родственники и друзья,
жители деревни… и, такие вот залетные путешественники из России, как оказалось. Все непринужденно, но достойно. Разумеется, никакого алкоголя и сумасшедшего веселья, как у нас на Родине. Мусульмане.

Вот и мы с Мухаммедом провели свой час с молодоженами, попрощались и вернулись в машину. Мой тактичный малайский знакомый решил купить подарок жене в магазине «Дьюти фри» на тайской границе. Удивительное малайское мусульманское гостеприимство! Благодарю его за доброту. В дорогу, в Таиланд!

Крис Ван дер Вальке, Малайзия, 2007 год. Опубликовано в журнале «Фаранг.RU» №2 2009.

Примечания:

1 Плюмерия – тропическое цветущее дерево, повсеместно распространенное в Малайзии.

2 K.L. – в современной традиции малайцев сокращать многословные наименования до первых их букв.

3 «Пантип плаза» – пятиэтажный торговый центр электронных товаров в г. Бангкок.

4 «Протон» – марка автомобилей малазийского производства.

Оставьте ответ