Official site of Christian Van deer Valke the traveller

Возврат

КОЧАНГСКАЯ ПЛЕННИЦА

Где же эта поющая ящерица?

Утомленное тропическое солнце погрузилось в море. Я и Оля только сошли с пирса «Центральная точка»1, попрощались с последним вечерним паромом,  и зашагали по сумеречному горному серпантину трассы Острова Слона2. По обочинам дороги не было фонарей, одни лишь пальмы. Редкая машина проносилась мимо нас, а из джунглей ухали птицы и ящерицы. Говорят, кхмеры, услышав звуки этих рептилий, вопрошают Небеса «сколько лет жить им осталось?» Глупые камбоджийцы! Никогда не слышал, чтобы ящер прокричал более десяти раз! Небесный темно-синий океан заискрился созвездиями. Вдруг, сзади завизжали тормозные колодки. То был старенький потертый пикап «Исудзу», некогда крашеный красным цветом ушастого «Запорожца». Я подошел. Из окна водителя веяло перегаром.

- Куда идете? – вопрошал таец лет тридцати с редкой растительностью на подбородке.

- Здравствуйте! Нам с девушкой в Банг Бао. А Вы случайно не туда путь держите?

- Туда, туда! Давайте назад, – шофер указал на кузов.

В кузове лежали бетонные плиты, мешки с щебенкой… а теперь и мы. С пол-часа машина петляла по извилистым дорогам холмистого острова, пока перед нами не вырос очень вертикальный холм. Лошади, что еще не разбежались из бывалого двигателя нашего авто, яростно напрягали ноздри и тянули изо всех сил. Однако, закон всемирного тяготения одолел заезженных парнокопытных, и машина покатилась вниз с горы. Мои глаза широко раскрылись от удивления; только и успел сказать:

- Ни хрена себе, твою мать!

Таец замедляет падение зигзагами, и на вираже одного из них, «Исудзу» сходит с трассы. Где же эта поющая ящерица? Сейчас я бы согласился на ее два-три возгласа! Мысли о стремительном падении на прибрежные скалы прерывает удар о корму автомобиля. Пикап повисает задними колесами над обрывом. Мы перелезаем вперед к кабине, и осторожно спускаемся на дорогу. Наш азиатский товарищ в шоке шепчет мантры тайского мата. На нашу удачу, с машиной случился редкий вид торможения – деревом. Длинный крепкий пень вгрызся в бампер, сбив регистрационный номер.

Следующие четверть часа мы разгружали грузовой отсек. Каменные плиты летели за борт. Облегченный автомобиль нашими силами вытащен на дорогу. Таец вытер пот со лба:

- Поехали ко мне домой, друзья?

- Конечно! Спасибо за приглашение!

Кун – маленький поросенок.

Мы достигли деревни Банг Бао.

Машина была припаркована на суше, а ее хозяин, я и  Оля шагали по деревянным помостам, уходившим сваями в воду моря. Наш друг открыл дверь дома, за которой таилась улыбка хозяйки. В прихожей на стенах висели старые фотографии тайцев в форменной одежде, видимо, родственников, и портрет короля Рамы V. Деревянный пол был устлан циновками. Мы приземлились, и тайка накрыла на… пол. Рис, «сом-там»3, «пад капао му»4 и что-то в бутылке из под виски «Джонни Волкер». Всем вдруг пришло в голову, что мы и не знакомы даже:

- Меня зовут Крис!

- Оля!

- Оль-лйа?

- Да.

- Я – Тии, а мою жену зовут Кун.

- Кун означает креветка?

- О, нет, нет! – Тии рассмеялся, – Кун – маленький поросенок. Моя супруга родилась в год свиньи по китайскому календарю, и к тому же, от рождения была такой пухленькой, что родители сразу решили: это – Кун!

Что правда, то правда! Кун и сейчас была далека от образа французской фотомодели, однако очень приятной привлекательной тайской женщиной.

- Тайский виски! Настойка на кокосе, – разливал таец содержимое бутылки.

- На здоровье! – ответил я по-русски.

Мы оценили «пад капао му» приготовления Кун. А также кокосово-рисовый самогон еще несколько раз. И завязался разговор.

Потеря лица одного человека сейчас и здесь может привести к войне.

- Так вы давно живете в Банг Бао?

- Я здесь родился, – отвечал Тии, – а Кун из деревни Салакпет5. Нам было очень непросто пожениться!

- Ваши родители были против?

- Если бы! Весь остров был против! Мы познакомились в Трате6, на рынке. Кун мне очень понравилась. Но она сказала, что живет в Салакпете. Жители нашей деревни не дружат с салакпетцами. Они портят нам жизнь, ловят рыбу вокруг острова и отбивают от нас туристов, хотя наша деревня самая старая. Правительство построило хорошую дорогу по всему периметру острова, но асфальтовое кольцо на юге не замкнулось из-за Салакпета. Всего пара километра между нашими селами не проложена. Мы были против дороги, они были против. Потому, что если будет дорога, то мы друг друга просто поубиваем. Так лучше… Мы с Кун встречались еще несколько раз в Трате, и решили пожениться. Но она не могла сказать об этом родителям. Кун думала, что если она поведает о своих намерениях семье, то ее отец и братья изобьют ее и больше никогда не выпустят из дома. Но мы друг без друга очень скучали. Я все же сказал отцу, что хочу взять замуж селянку Салакпета. Он – добрый и храбрый человек, был боксером Муай Тхаи в молодости. Согласился ее принять в нашу семью. С Кун же договорились, что моя любимая ускользнет из дома ночью, а я буду ждать на мотобайке у въезда в Салакпет. Это было небезопасно, если бы меня увидели деревенские, пришлось бы драться, а их больше. Но все вышло хорошо. Никто не заметил, и мы уехали. Так, жили пол-года в доме, я заведовал стройкой большого дома для богатого фаранга, а Кун однажды поехала в Трат на рынок. Там мою жену узнал один салакпетец, и она обо всем ему проговорилась. Это была катострофа! Родители моей супруги подняли против Банг Бао всю свою деревню. Была назначена встреча ночью, на одном пустынном пляже, близ Банг Бао. Пришли отец Кун, четверо братьев, и еще мужчин пятнадцать. Наших с ними было примерно поровну. Те, кто имел пистолеты, не показывали их, но держали наготове под майками. Все улыбались друг другу и разговаривали очень вежливо, потому, что знали, что одно грубое слово, потеря лица одного человека сейчас и здесь может привести к войне. Отец моей жены требовал вернуть дочь домой, ее братья улыбались, но их глаза выдавали враждебность. Мой отец сказал, что уважает и понимает выбор моей женщины переехать в Банг Бао. Это немыслимо разозлило салакпетцев, они стали нервно переговариваться. Я вышел на середину и предложил поединок. Тайский бокс с любым салакпетцем. Побеждаю я – Кун остается в Банг Бао. Проигрываю – отдаю ее. Навстречу мне вышел старший брат жены. Несколько человек обмотали тканью доски и облили бензином из мотобайка. Мы сражались в свете факелов и я быстро победил. Салакпетцы выполнили условия договора и ушли, а отец Кун отказался от своей дочери. Она, конечно, расстроилась, но теперь у нее новая семья в Банг Бао. Мы уже 5 лет вместе, у нас есть дочь и сын, их зовут Нэт и Кхай. Мы очень счастливы!

Я плеснул в свой удивленный рот тай-виски, дабы он закрылся. Ничего себе, Ромео и Джульетта! Хозяева дома улыбались и, правда, выглядели очень счастливыми. Мы провели еще час с ними, говорили о России и о том, что у нас на Родине сейчас зима и идет снег. Оля рассказывала, как она катается в холодное время года на сноуборде. Тии предложил остаться у них на ночь, но у нас был свой план. Не зря у меня в рюкзаке таилась палатка. Мы покинули сей гостеприимный дом на море, поблагодарив Тии и Кун за все, и отправились дальше.

Отель тысяча звезд.

Мой друг-путешественник Ромчик однажды описал мне одно сказочное место близ Банг Бао:

- Хороший пустынный пляж из белого песка, а вокруг ни души! Это всего километр за Банг Бао, дальше по мосту, через ручеек, и еще вдоль пляжа пару сотен метров.

Мы вышли из деревни, свернули направо, и через четверть часа достигли завещанного Ромчиком заброшенного песочного берега. Черные волны разбивались о сверкающий в лунном свете песок. Мы сбросили все одежды и искупались. Казалось, что мы одни в этой вселенной…

Я разбил палатку в семи метрах от линии моря. Оля смотрела на ночное небо:

- Это наш отель тысяча звезд, Крис! Как здорово!

Вы не представляете, насколько наполнена гармонией ночь на пустынном пляже острова Ко Чанг! А ранним утром в тряпичную дверь палатки постучались первые лучи и шум прибоя, и снова во вселенной только мы с Олей и море с солнцем в голубом небе.

Крис Ван дер Вальке, Остров Слона, Таиланд, декабрь 2008. Опубликовано в журнале «Фаранг.RU», №5 2009 и газете «Угрешские вести» №42, 2009.

Примечания:

1 «Центральная точка» – пирс острова Ко Чанг, известный под английским названием, как “Central
point
”.

2 Остров Слона – Ко Чанг, тай. яз.; не является Родиной слонов, получил свое название благодаря скале, которая из открытого моря напоминает силуэт одноименного животного.

3 «Сом там» – острый салат из папайи, блюдо тайской кухни.

4 «Пад капао му» – острая свинина, жареная в базилике и специях, блюдо тайской кухни.

5 Салакпет – деревня в районе одноименного мыса на юге Острова Слона. Находится в географической близости к деревне Банг Бао, однако не имеет с последней дорожного сообщения.

6 Трат – город-столица одноименной провинции, к которой принадлежит и Ко Чанг.

Оставьте ответ